• Земля и Мы
    Земля и Мы

    Теория ЗемлеТочек позволяет математически связать каждую точку земной поверхности с небесной сферой. Фраза «как наверху, так и внизу» обретает свой смысл, связывая небесную динамику и собственно географию.

    Если мы знаем как совместить небесную и земную сферу, перед нами открываются изумительные горизонты познания.


  • Природные явления
    Природные явления

    Теория ЗемлеТочек дает много материала для исследований глобальных земных событий – катастроф, цунами, торнадо, ураганов, землетрясений, войн, революций, массовых беспорядков. Наложите даты событий на ЗемлеТочки событий и убедитесь! 

    Это возможно в программе Сотис с блоком ЗемлеТочки.

  • Личность и История
    Личность и История

    Лидерство, харизматичность, особая миссия – для этого необходимо резонансное взаимодействие с ЗемлеТочками. Земля питает, усиливает, акцентирует, напрягает соответствующие точки натальной карты. Без сильного резонанса нет сильных персон.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Десятая муза учёных трудов
Как много лишений, как мало плодов!


Проф. В.В.Чердынцев (1912 - 1971)

 


Вместо вступления.

В последнее время, в погоне за решениями своей задачи – попытаться выстроить надежные мосты между наукой о земле и подходами теории ЗемлеТочек, я перечитал и изучил много информации по геологии.

Результаты есть. Но сейчас, как говорится, не об этом.

Как обычно бывает, за фразами, гипотезами и открытиями мы, читая литературу, мельком пробегаем по фамилиям ученых, совершенно не представляя ученого как человека в его окружении и в его эпохе. Так было и со мной, фамилия немецкого ученого Альфреда Вегенера, мелькала со страшной силой с листов книг.

В один момент мой мозг устал переваривать сухую теоретическую информацию, и я решил кое-что почитать об Альфреде Вегенере. И не пожалел – так как соприкоснулся с личностью великого ученого и героического человека. Я погрузился в масштаб личности этого ученого.

Поразила меня и синастрия космограммы Альберта Вегенера и моего гороскопа. Основные синастрические аспекты:

  • Уран Вегенера на моем Уране, Плутоне (орб 1.5 градуса) и рядом с МС
  • Северный узел Вегенера на моем южном узле (орб 20”)
  • Плутон Вегенера на моем Юпитере (орб 1.5 градуса)

Мне стало ясно, что мой интерес к этой личности не случаен, как не случайно и то, что постулаты гипотезы Альфреда Вегенера должны иметь связь с тем, чем занимаюсь я – теорией ЗемлеТочек.

Благодарность и почтение мои к Альфреду Вегенеру безграничны. Героическая и гениальная жизнь является для меня примером настоящего Ученого, Исследователя, Путешественника и Человека.


Ниже - первая часть статьи, где я позволил себе немного «проехаться» по геологии, как науке и постараться раскрыть масштаб Альфреда Вегенера.

Во второй части, которая будет позже, я постараюсь сделать некоторые астрологические разборы космограммы А. Вегенера.


 

 

Ноябрь 1930 года. 50-летний Альфред Вегенер умирал в занесенной снегом палатке, в обществе единственного спутника - верного товарища, гренландского эскимоса Расмуса, с которым они почти без отдыха прошли 600 километров по грандиозному леднику Гренландии.

Остров, который манил его, который дал толчок его гениальной теории. Этот остров теперь убивал его.

Так заканчивалась жизнь одного из величайших ученых, внесшего важнейший научный вклад в геологию в 20 веке.

 



Геология и ее мучительное развитие

Геология, наука а Земле. По прихоти учредителей, нобелевские премии не назначаются за достижения в науках о Земле – гигантской и важнейшей области. А может не зря?

Сошлюсь на фразу из книги Р. К. Баландина «100 великих гениев»:

«Совсем плачевно обстоит дело с представителями обширнейшей группы геологических наук, несмотря на то что эти знания обеспечивают сырьевую и энергетическую базу технической цивилизации. Более того, судьба человечества зависит от того, сможет ли оно наладить свои отношения с природной средой – биосферой. Добиться этого невозможно, не опираясь на геологические знания.»

Может не зря за достижения в области геологии не присуждаются нобелевские премии?


Нас штормит, нас трясет, но уровень знаний о том, что происходит с землей, находится в зачаточном состоянии.

Мы проникли вглубь атома, но не знаем, что у нас под ногами.


Этот факт не может не вносить сумятицу в головы думающих людей и не наполнять их горькими мыслями о тщетности всех попыток понять и познать Землю.


В истории геологии великих открытий единицы.

Но одно из них, воистину грандиозно, как гениален и автор – немецкий ученый Альфред Вегенер.


Общие закономерности развития научной мысли

История эволюции научной мысли наук не линейна. Нет ни равномерно-поступательного движения к истине, нет ни параболического взлета. Путь наук скорее напоминает синусоиду –

1. Взлет, после очередной теории, интенсивное развитие новаторами и учениками, множество находок и открытий на базе новой теории, энтузиазм

2. Пик теории, энтузиазм сменяется степенностью, регалиями, чинами и социальным статусом

3. Снижение продуктивности, окостенение мысли, отвержение иных, отличных от уже ставших привычными утверждений и постулатов.

4. Мемориальная фаза, когда теория и ее приверженцы становятся тормозом развития науки.

Но тут опять появляется человек, гений, который делает открытие. Как правило, научный мир в лице своих здравствующих и почитающих корифеев, во всеоружии принимается громить «выскочку». «Этого не может быть!»

А если науку давно не посещали великие открытия – а с геологией дело так и обстояло - легко себе представить сонмы и кланы господствующих в геологии ретроградов, догматов и чинуш плотно сидящих, почти сросшихся со своими представлениям и теориями.


Явление гипотезы миру

Обрисуем, какие концепции господствовали в геологии в начале 20 века.

Основой геологических воззрений были различные разновидности «фиксистских» воззрений, например, контракционная теория. Она гласила о том, что земля постепенно сжимается по причине остывания. Земля «скукоживается» и поэтому, подобно морщинам на лице старика, возникают горы, складки и землетрясения. Фиксисткие теории были господствующими. Они утверждали так же, что плиты являются абсолютно монолитными и неподвижными. Фиксированными.

Легко себе представить реакцию научного геологического сообщества на первый доклад Вегенера, который состоялся в январе 1912 года на заседании Германской геологической ассоциации во Франкфурте-на-Майне. Альфред Вегенер во всеуслышание провозгласил основные постулаты направления, которое позже назовут «мобилизмом» - гипотезу о том, что плиты не монолитны и неподвижны, а наоборот – находятся в постоянном движении.

Гипотеза опровергала существующие в то время представления. Она стала предметом острых споров в научном мире.

Многие стали оппонировать Вегенеру по той простой причине, что он - нарушая чинную консервативную этику науки начала века - вторгся "на чужую территорию". Он - специалист в области метеорологии и физики атмосферы - посмел работать на поле геологии и геофизики. Какой нонсенс!

Один из корифеев от геологи так (примерно так) отреагировал на доклад революционной концепции Альфреда Вегенера:

"Следует просить автора соблюдать необходимую дистанцию и в дальнейшем не удостаивать геологию своим вниманием, а искать другие области знания, где пока еще забыли написать на своих дверях: "О, Флориан святой, пощади этот дом, подожги другой".


Основные положения гипотезы Альфреда Вегенера

В наиболее полном виде мобилистская гипотеза была сформулирована немецким геофизиком А.Вегенером. Как и Синдер-Пеллигрини, А.Вегенер основывался на данных комплексных исследований по географии, геологии и биологии, проведившихся им в разных частях Земли; выводы Вегенера были более широкими. Результатом исследований Вегенера стала публикация им двух работ: «Происхождение континентов» (1912) и «Возникновение материков и океанов» (1915).

Распад Пангеи в поздней юре. Происходит раскрытие океана Тетис, с развитием глубоких котловин Карибского моря и Мексиканского залива, заложенных в средней юре, продолжается раскрытие Атлантического океана

А. Вегенер впервые сформулировал концепцию «Пангеи» — единого доисторического континента, в результате раскалывания и перемещения обломков которого образовались современные континенты. В гипотезе Вегенера материки, сложенные гранитами, дрейфовали по более плотным базальтовым слоям земной мантии. Вегенер относительно точно определил время начала распада Пангеи — Триасовый период, в интервале 250—200 млн лет назад. (Пангея (греч. Πανγαία, всеземля) — древний суперконтинет существоваший около 220 миллионов лет назад, и расколовшийся на отдельные блоки. Название, данному суперконтиненту предложил Альфред Вегенер, и в настоящее время оно общепризнано научным сообществом.

Гипотеза Вегенера не была принята научным сообществом. Развитие мобилистской гипотезы возобновилось через 30 лет, только в 60-х годах XX века.

 

Соотнесение гипотезы Вегенера с теорией мантийных конвекционных течений и новыми научными теориями, подтверждёнными исследованиями срединно-океанических хребтов, привело к возникновению Концепции тектоники литосферных плит. Сегодня гипотеза Вегенера является общепризнанной и развивается в соответствии с уровнем современной науки.

{youtube}NYbTNFN3NBo{/youtube}

600 миллионов лет за 2 минуты. Современная модель истории тектоники плит.


Алексей Федорчук «Жизнь и смерть Альфреда Вегенера»

Кто прожил жизнь вне всех житейских правил.
Он музыкантом был, но не оставил нот,
Он был философом, но книг он не оставил.
Он астрономом был, но в небе звездном
Затерян навсегда его ученый след.
Он был поэтом, но поэм не создал...
Но жизнь свою он прожил, как поэт.
Эдмон Ростан, Сирано де Бержерак

Альфред Вегенер родился в Берлине, 1 ноября 1880 г. Учился в Гейдельберге, Инсбруке и Берлине, где и получил (в 1904 г.) диплом. Официальная, так сказать, специальность - астрономия. Что, как минимум, свидетельствует о неслабой физико-математической подготовке.

Впрочем, по своей первой специальности он практически не работал. став сотрудником своего старшего брата - Курта, метеоролога, в Линденбергской аэрологической обсерватории. Где братья, в ходе метеорологических наблюдений, в апреле 1906 г. поставили тогдашний рекорд продолжительности полета на аэростате - 52 часа.

В качестве метеоролога же Альфред отправляется в Гренландию - с датской экспедицией 1905-1908 гг. на северо-восточном ее побережье. Результат - монография "Термодинамика атмосферы" (1911 г.). Не компетентен судить, но, по сведениям из литературы, это было одним из первых исследований такого рода. Более того, метеорологи полагают эту книгу главным научным достижением Вегенера (и ссылаются на нее по сей день).

А потом были:

• знакомство с известным в те времена метеорологом В. Кёппеном (немцем российского происхождения - или русским немецкого) и совместные с ним работы по палеоклиматологии;

• вторая экспедиция в Гренландию (1912-1913 гг.) и пересечение ее в самом широком месте, между 76 и 73 градусом с.ш.;

• женитьба на Эльзе Кёппен (1913 г.), дочери профессора Кёппена; работа в Марбургском университете (1909-1914 гг.);

• год в окопах (1914-1915 гг.) - как и у нас, офицерами запаса в Германии были не только сельские учителя, но и университетские профессора;

• два ранения, тяжелая контузия, госпиталь, отпуск (1915-1916 гг.);

• и снова фронт - теперь до последних дней Первой Мировой.

После войны - профессура в Гамбурге, книги: "Через белую пустыню" (совместно к И.Кохом, товарищем по гренландским экспедициям), "Климаты геологического прошлого" (в соавторстве с В. Кёппеном), второе издание "Термодинамики атмосферы", экспедиция в Центральную Америку на предмет испытаний метеорологического оборудования (1922 г.). С 1924 г. Вегенер - профессор геофизики и метеорологии в университете г. Граца (Австрия). Где, кроме всего прочего, получает известность как спортсмен-горнолыжник.

В это же время Вегенер вспоминает о своей первой специальности, занявшись тем, что в наши дни назвали бы сравнительной планетологией - исследованием проблемы образования лунных кратеров. Причем основываясь не только на чисто умозрительных спекуляциях (до первых проб лунного грунта оставалось еще полвека), но, чуть ли не впервые - на экспериментах с подобными материалами. В качестве таковых выступали ящик с глиной и мелкие камешки.

По нынешним (да и по тогдашним) временам столь серьезное оборудование способно вызвать усмешку. Однако ударно-метеоритная концепция образования кратероподобных (импактных) структур не только Луны, но и планет Земной группы, обоснованная Вегенером в монографии "Происхождение лунных кратеров", ныне практически общепризнана.

В 1928 г. Вегенер начинает подготовку к своей третьей гренландской экспедиции. На этот раз она организуется Обществом содействия германской науке, Альфред - ее руководитель. В подготовке проходит весь 1929 г. Организация - по последнему слову техники, кроме лыж и собак в качестве транспорта предполагается использование аэросаней. 1 апреля 1930 г. Вегенер отплывает в Гренландию...

Дело жизни

А параллельно этой яркой, но в общем-то достаточно обычной для того времени карьере полярника и университетского профессора происходит то, благодаря чему Вегенера будут помнить до тех пор, пока существует геология - разработка концепции континентального дрейфа. Слово - ее автору:

"Впервые идея дрейфа континентов возникла у меня еще в 1910 г. при рассмотрении карты Мира в связи с непосредственным впечатлением о совпадении очертаний береговых линий по обеим сторонам Атлантики... Это побудило меня просмотреть, вначале поверхностно, имеющиеся по этому вопросу результаты исследований в геологической и палеонтологической областях" (А. Вегенер. Происхождение континентов и океанов. Пер. с 4-го нем. издания. Л.: Наука, 1984, с. 14).

Справедливости ради следует заметить, что Вегенер был не первым, кто обратил на это внимание. Да и о континентальном дрейфе впервые сказал не он. О подобии побережий Атлантики, как говорят, писал еще Фрэнсис Бэкон в 1620 г. Существует легенда (до первоисточника мне докопаться не удалось), что тему эту затрагивал российский ученый-самородок Евграф Быханов в 1877 г. При желании указания на дрейф континентов можно отыскать у Михайлы Ломоносова в книге "О слоях земных" (впрочем, подозреваю, что при желании у Ломоносова можно отыскать все, что угодно).

Более обстоятельно об идее дрейфа континентов написал Ф. Тэйлор. Будучи, в отличие от Вегенера, профессиональным геологом, он занимался изучением орогенных поясов Средиземноморья (Альп, Лигурид, Пиренеев и т.д.). И в работе 1910 года объяснил их формирование столкновением континентальных масс Евразии и Африки - мнение это, с некоторыми оговорками, общепризанано и поныне. Однако высказывалась Тэйлором эта идея в региональном контексте и развития не получила.

Будучи истинно вежливым научным работником, Вегенер никода не забывал ссылаться на предшественников. Как сказал Альфред, "...не исключено, что с течением времени будут обнаружены другие работы, созвучные теории перемещения или предвосхищающие то или иное ее положение" (там же, с. 16). Однако создание концепции дрейфа континентов как системной целостности - заслуга Вегенера, и только его.

Разумеется, концепция обосновывалась не только совпадением очертаний берегов Циркум-Атлантики. Не являясь полевым геологом-региональщиком, Вегенер, тем не менее, привлек обильные геолого-тектонические, палеонтологические, палеоклиматологические материалы - и о продолжении складчатых поясов по обе стороны Атлантики, и о т.н. Гондванских флоре и фауне, и о позднепелеозойском площадном оледенении в низких широтах Южного полушария, и многое другое. Результат - серия докладов и публикаций 1912 г., прерванных сначала второй гренландской экспедицией, а затем - Мировой войной.

Похоже, война оказала большое влияние на развитие концепции континентального дрейфа, так как в основном она была разработана Вегенером в 1915-1916 гг., во время отпуска по ранению. Выглядит это так, что он занимался ею от нечего делать, не имея возможности вернуться к своей непосредственной работе - думается, тогда он считал себя еще в первую очередь метеорологом...

Так или иначе, в 1915 г. выходит 90-страничная брошюра Вегенера - "Происхождение континентов и океанов" (Die Entstehung der Kontinente und Ozeane). О которой российский геолог А.А.Борисяк вскоре скажет: "Эта маленькая желтая тетрадка кажется крупнейшим явлением среди геологической литературы" (А.А. Борисяк. Происхождение материков и океанов. Природа, 1922, #1, с. 13). А другой, уже советский, геолог, исследователь Антарктиды П.С. Воронов сравнит ее с мемуаром Николая Коперника "Об обращении небесных кругов".

Не буду настаивать на формулировках. Но факт остается фактом: сразу после войны выходит второе (1920 г.), а затем третье (1922 г.) издания книги, она переводится на английский, французский, испанский и шведский языки, дважды (!) издается в Советской России - в 1922 и 1925 гг. (переводы со 2-го и 3-го немецких изданий, соответственно). По тем временам - не иначе, как научный блокбастер. Да и по сей день вряд ли какая-нибудь научная монография переиздавалсь и переводилась столь интенсивно.

Концепция Вегенера вызвала самые разные эмоции, кроме одной - равнодушия. Геологический мир разделился на два антагонистических класса - активных его сторонников и жестоких критиков. Среди первых, как ни странно, немало признанных геологов-региональщиков, особенно специалистов по геологии Южного полушария. В их числе был и Ф.Тейлор: к чести его, отметим, что он не собирается настаивать на своем приоритете. Критики же, что характерно, во множестве были представлены геофизиками. Хотя основные их нападки вызывает дилетантизм Вегенера как геолога. Причем подчас в форме, вызывающей ассоциации с приснопамятными дискуссиями о генетике, кибернетике и вопросах языкознания... Разумеется, и среди традиционных геологов недостатка в критиках не было. Однако с этой стороны главным возражением против концепции была как раз слабость обоснования геодинамической ее стороны... (сиречь физики дела).

Нельзя сказать, что Вегенер не принимает участия в дискуссии. Но оно - своеобычно для него: в ответ он просто готовит четвертое, существенно расширенное и переработанное, издание своей книги - объем ее достигает двухсот страниц. Которое и выходит в конце 1929 г. - почти накануне отъезда в Гренландию. В нем есть все: и сущность концепции дрейфа континентов, и геодезические аргументы в его пользу, геофизические, геолого-тектонические, палеонтологические, палеоклиматические подтверждения теории, и достаточно осторожные предположения о силах, движущих материками. Нет в ней лишь одного: фанатичной убежденности в своей правоте - при всей убедительности аргументации. И, как следствие, нет в ней и уверенности в неправоте оппонентов...

Смерть

Выход четвертого издания дает новый толчок дискуссии о дрейфе континентов. Но автор концепции в ней уже не участвует. Он - снова в Гренландии.

Сначала все складывается удачно. Экспедиция базируется на западном побережью острова. Летом 1930 г. почти в центре Гренландии (в 400 км от побережья) создается научная станция Айсмитте, на ней остаются два сотрудника, проводящие метеорологические наблюдения. И - готовящиеся к зимовке.

Маршруты экспедиций Вегенера по Гренландии

Переход завершается 30 октября. Те, кому приходилось работать в высоких широтах, могут представить, как это моглы бы выглядеть. А на Айсмитте - положение критическое. Население станции увеличилось до пяти человек. Привезенных продуктов на всех до весны не хватит. Постоянные обитатели станции - метеорологи Зорге и Георге - привязаны к своей аппаратуре и должны вести наблюдения, иначе вся затея просто теряет смысл. Леве поморозил ноги и нетрансопртабелен, Альфред подручными средствами ампутирует ему пальцы. И Вегенер, для уменьшения количества едоков, отправляется, в компании с Расмусом обратно на побережье. Выход со станции - 1 ноября 1930 г., в день пятидесятилетия Альфреда...

Весной на Айсмитте прибывает санная партия с базового лагеря. Вегенера на станции нет - а ведь на базе полагали, что он зазимовал на Айсмитте. Начинаются поиски.

Посмертная удача (если это слово здесь уместно) Вегенера была такова, что тело его находят. Примерно на полпути к побережью. Впрочем, дело не только в удаче: Расмус, похоронив начальника, сделал все, чтобы могила не затярялась в ледяной пустыне. Прежде, чем двинуться дальше, вместе с полевым дневником исследователя - цену ему гренландец знал хорошо. Тело Расмуса не нашли...

Вегенер не замерз, и не умер от голода. Судя по всему, у него просто не выдержало сердце: пятьдесят лет - не самый подходящий возраст для восьмисоткилометровых пробежек по зимней Арктике. А ведь кроме этого - фронтовая рана и тяжелая контузия. Что случилось с Расмусом, не узнает уже никто.

Курт Вегенер, узнав о смерти брата, бросил свою уютную обсерваторию у подножия Австрийских Альп, и принял руководство экспедицией. Программа ее была успешно выполнена осенью 1931 г.

Посмертие

Жизнь Альфреда Вегенера оборвалась на пике популярности его концепции. Острота дискуссии между мобилистами - сторонниками дрейфа континентов, и фиксистами, таковой отрицавшими, к середине 30-х годов спала. Основная причина - недоказуемость концепции чисто геологическими методами. Среди нового поколения геологов набирало силу учение о гесинклиналях. Впрочем, столь же недоказуемое - популярность ее во многом обусловлена была литературным талантом основного разработчика, Ганса Штилле: ведь в науках, где, по словам историка Марка Блока, ничего невозможно доказать, очень важно убедить. А по силе убеждения работы Штилле можно сравнить разве что с романами классиков русской литературы...

Однако геологи, принявшие идею дрейфа континентов, взглядов своих не изменили. Южноафриканец Дю Тойт продолжал собирать данные в ее подтверждение, развивая и чисто концептуальную сторону. Нашедшую отражение в его книге "Наши странствующие материки" (1937 г.). Серию работ, основанных на концепции дрейфа, публикуют и другие специалисты по геологии Африки, Индии, Южной Америки, Австралии. Однако в целом они лежат вне основного русла развития теоретической геологии того времени.

В Советском Союзе положение концепции дрейфа континентов в это время иначе чем маргинальным назвать трудно. По сходе со сцены первых ее активных приверженцев советская геология находится под обаянием трудов Штилле. Упоминать о Вегенере и его концепции иначе чем в ругательном стиле становится как бы неприличным. Впрочем, к чести советских геологов замечу, что, в отличие от той же генетики, идеологических выводов в адрес концепции (с должной политической оценкой ее последователей) в их публикациях практически не встретишь. Однако и у нас концепция дрейфа продолжает существовать на уровне почти андерграунда.

Начало изменения отношения к концепции дрейфа континентов связано с изучением геологии океанов. Здесь были: и открытие Срединно-Атлантического рифта (1956 г.), и мировой системы срединно-океанических хребтов, и гигантских сдвигоподобных разломов, позже названных трансформными, и полосовых магнитных аномалий в глубоководной части океанов. А на континентах - повсеместное доказательство тектонических покровов в складчатых областях, палеомагнитные данные о изменении расположения материков относительно современной системы координат, находки тропической фауны в высоких широтах, не объяснимые климатическими изменениями. Наконец, математическое моделирование показало хорошее совпадение границ континентальных масс не только для Циркум-Атлантики, но и для остальных материков.


Результатом всего этого было появление (конец 60-х годов) концепции тектоники плит (именуемой также новой глобальной тектоникой). Предложенная сначала чисто умозрительно для решения частной задачи - распределения глубокофокусных и мелкофокусных землетрясений на поверхности Земли, - она сомкнулась с представлениями о дрейфе континентов, мгновенно обросла геологическими и геофизическими фактами и получила всеобщее признание - впрочем, в нашей стране для этого потребовались десятилетия.

К 1980 г. - столетию со дня рождения Альфреда Вегенера, - стало принято говорить о формировании новой парадигмы в геологии. И даже - о научной революции, сопоставляемой с революцией в физике начала XX века...

 

Разумеется, современная тектоника плит очень далеко отошла от представлений Вегенера. Более того, изучение тех самых трансформных разломов, пограничных зон океан-континент, развитие концепции тектонических террейнов - блоков земной коры, испытавших тысячекилометровые перемещения за относительно краткие (геологически) промежутки времени, - размывают само представление о литосферных плитах как о (абсолютно) жестких фрагментах, пассивно дрейфующих под воздействием глубинных конвекционных потоков. Однако все нынешние модификации геологических теорий развиваются в русле мобилизма. Начало которому положил Вегенер - полевик-наблюдатель, экспериментатор-измеритель и интерпретатор-аналитик, автор первой в истории наук о Земле истинно геодинамической концепции...


Стремление к истине - честное и без компромисов - самая необходимая черта крупного ученого.

Истины не бывает наполовину.

Пусть на частные вопросы Альфред Вегенер не ответил, он сказал так, как сказал когда-то Галилео Галилей: "А она все таки движется!" И это было революционно!

Неприступная женщина - Истина подпускает к своим тайнам избранных. Альфред Вегенер - из их числа.

Татьяна Кузовлёва

Истина

Этот город называется Москва.
Эта улочка, как ниточка, узка.
Эта комната - бочонок о два дна.
И сюда приходит женщина одна.


Меж ключиц её цепочки круглых бус,
он губами знает каждую на вкус,
он срывает их, как капельки с листа,
а она стоит, как девочка чиста.


Это чёрт её придумал или Бог?
Это грезил ею Пушкин или Блок?
И кому была завещена в века
эта смуглая точеная рука?


Эти серые печальные зрачки
открывали все засовы и замки.
Ей подвластны все дворцы и все дома -
это входит в дом к нам Истина сама.


Изгоняли её с тронов короли.
Увозили в кругосветку корабли.
Оставалась караулить берега
ложь - разлучница, распутница, деньга!


А она ломала руки, как лучи,
и срывала цепи бусинок с ключиц,
и лежали они, весом в шар земной,
на прямых ладонях Истины самой.

Авторизация

Отзывы

Руководства и документы

Категории статей

Кто на сайте

Сейчас 459 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте